Обет ненаказания. Почему избегают ответственности участники VIP-ДТП в мантиях и погонах?

24.08.2016 | 14:00

ДТП_тойота_2105_факел_социализма_балаково_2 Принадлежность к группе как принадлежность к касте всегда очень комфортна, она дает человеку определенную защиту. Глядя на частоту дорожно-транспортных происшествий, которые случаются в Саратовской области с участием представителей силовых и судебных органов, а также их родственников, можно предположить, что именно это чувство принадлежности рождает дополнительную беспечность, позволяющую высокопоставленным участникам ДТП не перестраховываться там, где простые смертные «семь раз отмерят».

Если ты принадлежишь к группе, которая защищает закон, то со временем у тебя может сложиться ощущение, что ты сам Закон, а закон под закон не подпадает. В Саратове за всю новейшую историю не было, пожалуй, еще ни одного случая, когда бы участник VIP-ДТП в мантии или погонах понес какую-либо ответственность за свои действия на дорогах. Как правило, нарушители ПДД от наказания уходят, а в крови их жертв либо находят алкоголь и наркотики, либо «просто» вешают на них вину за ДТП. Редакция «Взгляд-инфо» сделала подборку самых значительных VIP-ДТП с участием судей и силовиков, произошедших в Саратове в последние годы, и обнаружила в них много общего.

Елена Жаднова (Степанова) и папа-прокурор
Одно из самых громких VIP-ДТП случилось в ночь с 7 на 8 июня 2013 года на пересечении улиц Первомайской и Некрасова в Саратове. Honda CR-V темно-коричневого цвета, принадлежащая 24-летней дочери тогдашнего прокурора Саратовской области Владимира Степанова Елене Жадновой (работала помощником прокурора), врезалась в автомобиль Renault Logan под управлением 57-летнего водителя «Алло Такси». Машина несколько раз перевернулась, три человека – водитель и пассажиры Renault – были госпитализированы с травмами. В их числе оказалась и 16-летняя учащаяся 10 «А» класса Лицея гуманитарных наук, в результате аварии она получила сотрясение головного мозга и закрытую черепно-мозговую травму.

То, как проводилось расследование этого ДТП, может вполне войти в пособие по конспирологии для сотрудников прокуратуры и ГИБДД – настолько оно было туманным.
По всем показаниям свидетелей картина вроде как складывалась однозначная – за рулем автомобиля была именно Елена Владимировна. Но специалисты с улицы Григорьева сделали все возможное, чтобы туман вокруг фигуры дочери главного саратовского прокурора так и не рассеялся.
По прошествии лет так и осталось неясным, кто на самом деле был виновником серьезной аварии, в которой чудом не погибли люди. Муж Елены – прокурор Жаднов, сама Елена или их водитель Москвичев?

К сожалению, взвесить и переоценить все имевшие место факты официально сегодня уже вряд ли возможно, хотя очень многие пострадавшие в этой истории лица были бы наверняка рады возобновлению расследования.
Итак, иномарка Жадновой въехала в машину такси и скрылась, ее водитель даже не пытался оказать пострадавшим помощь.

Свидетель инцидента Сергей Батманов помогал водителю такси выбраться из машины: «Пассажиры уже были на улице, мы вытащили водителя из автомобиля, он был в шоковом состоянии. От людей на улице мы узнали, что джип сбил такси и уехал. На перекрестке мы нашли номер от машины, отдали его водителю такси. Пока ГИБДД делала замеры, подъехала еще одна машина такси, из нее вышла пьяная компания – две девушки и два парня. Невысокая светлая девушка подошла к полицейским, сказала, что это она виновата. Инспекторы сказали, что ничего не надо делать, все уже оформлено. Еще подъезжал черный тонированный джип, с кем-то созванивались, решали и вскоре уехали».

Прокуратура проводить проверку по факту ДТП не стала. Инцидент не помешал Елене Владимировне сдать экзамены на должность нотариуса, которые состоялись буквально через пару недель после аварии.
Отец Елены Владимир Степанов, выступая перед журналистами, сохранял стоическое спокойствие, а сама авария поначалу даже не попала в официальные сводки дорожной инспекции.

Отец пострадавшей школьницы Сергей Губин с официальной версией назначения виновного не согласился и убедительно просил гаишников проверить исходящую от СМИ информацию о том, что виновницей аварии на самом деле была Елена Жаднова.
Сама пострадавшая школьница подтвердила, что машина, допустившая столкновение, скрылась из поля видимости. Родственники девушки настаивали на возбуждении против водителя иномарки уголовного дела по ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности». Из следственного управления поступил ответ, что оснований для проверки не имеется, и даже не стали регистрировать заявление.

Надо отметить, что, несмотря на особый статус аварии, сотрудники ГИБДД подошли к расследованию скрупулезно и попытались установить правду. Они допросили очень большой круг свидетелей, провели ряд экспертиз, изучили записи камер видеонаблюдения и, как могли, реагировали на протесты пострадавшей стороны, пытаясь дать их жалобам ход.
Гаишники даже несколько раз продлевали срок административного расследования, чтобы найти дополнительных свидетелей.
Складывается впечатление, что поначалу было принято решение прийти к выводу о том, что виновник аварии не установлен, а значит, и наказывать некого. Но потом кому-то такой вывод мог показаться абсурдным, ведь весь ход расследования этому противоречил. Тогда виновника все-таки «нашли», а постановление переписали.

Эта история стала одним из самых ярких примеров VIP-ДТП в Саратовской области и примером того, как виртуозно можно «замылить» самое перспективное дело и нивелировать самые «железные» доказательства. Можно представить себе то чувство фрустрации, которое испытывает пострадавший человек, когда понимает, что все перед законом равны, но есть те, которые равнее, и он не в их числе.

Правда, некоторую компенсацию Губины все-таки получили. Они подали иск в суд, и взыскали с Елены Жадновой 15 тысяч рублей. Эти «смешные» деньги, которые, безусловно, на мой взгляд, не исчерпывают размер причиненного несовершеннолетней девушке физического и морального ущерба, возможно, помогли семье Губиных хоть как-то примириться с вопиющей несправедливостью.
А ведь огласки этой аварии могло и вовсе не быть, если бы у «Хонды» при ударе не отлетели номера и не остались бы валяться на месте аварии. Собственно, необходимость их найти и сподвигла участников столкновения вернуться на место ДТП.

Судья Бондарчук. ДТП в Балакове
В августе 2015 года в ДТП с участием судьи областного суда Константина Бондарчука погиб Андрей Степанов.
Трагедия произошла в Балакове, автомобиль «ВАЗ-2105», за рулем которого находился Андрей Степанов, разворачивался на пешеходном переходе, в то время как в него на большой скорости врезалась «Тойота Лэнд Крузер» под управлением Константина Бондарчука (на фото).

В первые моменты после аварии Степанов был жив и даже разговаривал, и его, судя по всему, вполне можно было спасти. Но из-за возможной врачебной халатности пострадавший с тяжелейшими травмами пять часов просидел в больничном покое без надлежащей медицинской помощи, после чего его состояние серьезно усугубилось, и впоследствии он скончался в реанимации. Об этом нашим корреспондентам тогда рассказал сам Константин Бондарчук и жена погибшего Анастасия Степанова.
В отличие от многих своих коллег по цеху, оказавшихся в подобной ситуации, Бондарчук не скрывался и не уходил от комментариев, а признался, что переживает и что эта трагедия для него «на всю жизнь». Скрываться было особо и некуда – история с ДТП вылилась в прессу, в том числе федеральную, дело взял под личный контроль глава СУ СКР Николай Никитин. Также Бондарчук заявил, что будет оказывать семье погибшего пожизненную материальную помощь. Родственники погибшего подтвердили нам, что помощь судья действительно оказывал.

Никакого реального наказания Константин Бондарчук не понес. Уголовное дело, возбужденное по факту смертельного ДТП, закончилось пшиком, хотя некоторые свидетели ДТП утверждали, что до удара внедорожник судьи двигался по встречной полосе и не сбавил скорость даже перед пешеходным переходом. Очевидцы заявляли, что сразу после столкновения Константин Бондарчук не пытался оказать помощь Степанову, а сидел в машине и постоянно кому-то звонил.
Кадры с видеорегистратора автомобиля судьи свидетельствуют о том, что и Степанов мог нарушить правила дорожного движения непосредственно перед смертельным столкновением (разворачиваясь на пешеходном переходе, он пересек две сплошные линии).

Кроме собственно смертельного исхода, эта авария запомнилась саратовцам и неким «классовым» контрастом. В памяти остался «маркер» – престижный внедорожник сбивает насмерть водителя затрапезной «пятерки». К тому же, по иронии судьбы, погибший и оставшийся в живых были ровесниками – обоим было по 32 года.
По информации СМИ, Бондарчук начинал свою карьеру в балаковской прокуратуре, а после перехода на работу в местный суд в 2012 году был признан лучшим судьей в регионе. В 2014 году Бондарчук пошел на повышение и был назначен судьей областного суда, где работает до сих пор.

Евгений Куракин. Смерть на мосту
Иногда «избранные» и сами становятся жертвами.
В октябре 2014 года в страшной автокатастрофе на мосту «Саратов-Энгельс» погиб 29-летний заместитель руководителя Энгельсского следственного отдела Евгений Куракин. Трагедия произошла около полуночи, автомобиль «Ниссан Теана» столкнулся с движущимся навстречу «Фольксвагеном Пассат». В результате аварии водитель «Фольксвагена» Куракин погиб на месте.

Второй участник инцидента – 18-летний зампред Общественного совета при министерстве образования Денис Гончаров – сильно пострадал, ему были сделаны множественные пластические операции. После ДТП его близкие говорили о поступавших неизвестно откуда телефонных угрозах.
Ведомство Николая Никитина не стало раскрывать детали расследования, в том числе предоставлять СМИ записи с камер видеонаблюдения, установленных на мосту. Более месяца коллеги погибшего вообще никак не комментировали происшествие, уголовное дело долго не возбуждалось. Вину за происшествие поначалу пытались возложить на рабочих «Мостоотряда №8», проводивших в ту злополучную ночь на мосту ремонтные работы. Якобы это их действия могли стать причиной ДТП.

С какой скоростью двигался каждый из автомобилей, были ли участники происшествия пристегнуты ремнями безопасности и трезвы, так и осталось неясно. СУ СКР «в интересах следствия» отказало редакции в предоставлении копий записей камер наружного видеонаблюдения, на которых зафиксирован момент автокатастрофы.
Позже СУ СКР возложило вину за трагедию на погибшего следователя. Было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 264 УК РФ («нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека»).

Антон Крамаров и 10-летняя девочка
23 ноября 2014 года, буквально через месяц после ДТП, в котором погиб Евгений Куракин, в Татищевском районе иномарка под управлением следователя Ленинского следственного отдела Антона Крамарова столкнулась с «Ладой Калиной».
По данным дорожной полиции, «водитель «Хундая» выехал на полосу встречного движения». В результате травмы различной степени тяжести получили три человека, в том числе 10-летняя девочка. Все пострадавшие были госпитализированы в лечебное учреждение.
В Ленинском СО от Крамарова сразу попытались откреститься. В комментарии нашему агентству заявили, что тот «давным-давно» из следственных органов уволился.

Как отмечала тогда наша редакция, под формулировкой «давным-давно» может скрываться привычное в таких случаях «увольнение задним числом». ДТП произошло 23 ноября, а еще 10 ноября Крамаров раздавал комментарии СМИ в должности следователя по особо важным делам. Вот такое скоропостижное увольнение.

Были ли выявлены у Крамарова признаки алкогольного опьянения, когда и по какой причине он был уволен, как характеризуется на службе – эти и другие вопросы так и остались невыясненными.
Нашему агентству стало известно, что после всего случившегося Антон Крамаров вновь был принят на работу в следственный отдел. Руководитель организационно-контрольного отдела СУ СКР по Саратовской области Юрий Мичурин, комментируя этот факт журналистам, сказал, что подробности ему не известны, но, «скорее всего, оснований не брать на работу не было»,

Олег Световой и его вип-экипаж
В конце июля 2009 года на повороте на станцию Паницкая столкнулись две «Тойоты». Седан черного цвета (серия «РРР», прокурорская) врезался в микроавтобус (модель «Хайс»), в салоне которого находились пять человек, в том числе двухлетний ребенок, – все жители одной улицы в станционном поселке, возвращавшиеся домой из Красноармейска.
Удар пришелся по касательной, что и спасло участников ДТП от гибели и серьезных травм: седан несся по трассе со скоростью около 130 километров в час. Водителю автобуса чудом удалось избежать падения машины в кювет.

Мужчина, управлявший «Хайсом», пытался вызвать ГИБДД. Его оппоненты – трое прокуроров при погонах, один из них – зампрокурора области Олег Световой, и водитель лет тридцати – были категорически против.
Они сделали оригинальное предложение – пообещали бесплатно (очевидно, чувствовали свою вину) отремонтировать «Хайс» в одной из двух колоний – № 2 в Энгельсе или № 7 – в Паницкой. В обмен на это потребовали не вызывать дорожных инспекторов.

Когда мы писали об этом инциденте, то не могли поверить: неужели у прокуроров есть свои станции технического обслуживания на территории учреждений УФСИН?
Потерпевшему намекали: «Да ты знаешь, что в машине прокурор Саратовской области? Ты знаешь, что у тебя не получится ничего?»
Психологическое давление подействовало, водитель микроавтобуса и один из пассажиров-прокуроров (вероятно, им был Олег Световой) поехали в 7-ю колонию. «Хайс» загнали на территорию, и через четыре дня вернули владельцу. Механические повреждения кузова тщательно зашпатлевали. Для доставки же прокурорского седана в Саратов потребовался эвакуатор. Больше участники ДТП не встречались.
Информация о событиях под Паницкой не попала в криминальные сводки.

Нашей редакции потребовалось полгода, чтобы прокуратура области признала сам факт ДТП — все это время саратовские «синие мундиры» отрицали очевидное — в официальных ответах на запросы и на пресс-конференциях. Лед тронулся только после того, как агентство официально обратилось к главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину. По его поручению в региональном надзорном ведомстве была проведена служебная проверка. Обстоятельства, описанные СМИ, нашли полное подтверждение. Не признались прокуроры лишь в факте ремонта машины в исправительной колонии, т.е. в использовании служебного положения в личных целях, что противоречит уголовному законодательству.

А в феврале 2016 года Олег Световой снова попал в аварию, в которой пострадал сам.
«Шевроле Нива», в которой он находился, столкнулась с «ВАЗ-2110» близ поселка Сергиевский Саратовского района. Виновником аварии стал водитель «десятки», не справившийся с управлением при совершении маневра; экспертиза установила наличие следов алкогольного опьянения. Олега Светового вместе с его коллегой и водителем доставили в больницу. Тяжелых травм у зампрокурора не было.

Дорожный эксцесс судьи Парамонова
Бывший председатель Волжского суда Андрей Парамонов занимал эту должность с февраля 2008 года.
Как писала местная пресса, в августе 2010 года в Октябрьском районе Саратова на улице Хользунова произошло ДТП с участием председателя Волжского суда. «Ауди А6» Андрея Парамонова врезалась в автомобиль «ВАЗ-2105». В результате аварии водитель «пятерки» госпитализирован с диагнозом «закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга». Им оказался 21-летний студент СГТУ Дмитрий Шафеев. Позднее он был выписан из больницы.

По мнению одного из очевидцев происшествия, в аварии был виноват водитель немецкого авто, иномарка двигалась по встречной полосе. Отдел пропаганды областной ГИБДД представил нашему агентству иную версию событий. По словам сотрудников отдела, «21-летний парень, управляя «ВАЗ-2105», столкнулся с «Ауди А6″, за рулем которого находился 38-летний мужчина»

По словам сотрудников пресс-службы Волжского суда, на момент ДТП Парамонов находился в отпуске.
Как писали наши коллеги, инцидент сошел Парамонову с рук. А ущерб вместо него был возмещен почему-то его другом Овчинниковым, который привлекался следственным управлением ГУВД к уголовной ответственности как арбитражный управляющий.
В апреле 2015 года Андрей Парамонов сложил с себя полномочия судьи. Поводом для этого стало неутверждение Парамонова в должности председателя Волжского райсуда. Ходатайство о переназначении было отклонено президентом Владимиром Путиным.

Источник: ИА Взгляд-инфо

Комментарии (1)

  1. Бондарчук очень хорошо семье помог. А это лучше чем ничего.