Рост в режиме «под откос»

08.02.2016 | 18:08
l-1632

Фото: Григорий Сысоев/ ТАСС

Передо мной была поставлена задача — написать статью об итогах экономического развития Саратовской области в 2015 году и о связанных с ними тенденциях года 2016-го. Задача более чем обычная. Но вот что странно: на двадцать шестом году своей журналистской деятельности долго не мог справиться с материалом. Десятки раз начинал и бросал. До тех пор, пока не понял: привычная схема написания подобных текстов в нынешней ситуации уже не работает.

Все эти индексы промпроизводства, объемы отгрузки, уровень инвестиционной привлекательности региона, величина внешнего долга и прочая экономическая терминология сегодня не то, чтобы ни о чем, но не дает возможности сделать более или менее объективный анализ. И вот почему.

Традиционный экономический анализ годится для относительно стабильной экономической (как, впрочем, и политической) атмосферы в стране, чего, как известно, на данный момент наблюдать не приходится. А рассматривать процессы, происходившие и происходящие в отдельно взятом регионе считаю занятием глупым, бессмысленным и некорректным.

Не в то время

Конкретный пример. Скажите, как оценить значимость окончания строительства того же Энгельсского локомотивного завода (август 2015-го). С одной стороны, это круто и оптимистично. Но с другой — не стоит забывать, что сегодня национальная валюта обесценивается даже не с каждым днем, а с каждым часом, а ЭЛЗ — это совместный российско-канадский проект. И, как минимум, 30% комплектующих энгельсских локомотивов производятся за рубежом. Да и продукция местных поставщиков предприятия вряд ли не подорожает. А ведь Энгельсский локомотивный завод даже как следует не заработал: первые опытные образцы сейчас лишь проходят испытания. То есть, оборотки, по сути, нет. А потенциальных поставщиков (в основном это зарубежные компании) из-за удорожания конечной продукции ЭЛЗ вполне может потерять.

И руководство предприятия, судя по всему, это прекрасно понимает, в связи с чем намекает областному правительству на некоторые послабления.

— Раз это саратовский товар, значит, саратовское предприятие, над ним работающее, должно иметь преференции на территории области, — заявил на недавней коллегии регионального минпрома директор ЭЛЗ Александр Стрелюхин. — Пусть маленькие, но надо дать чуть-чуть и попросить отдачу. Иначе завтра каждый из нас будет говорить: мне надо людей отпускать, у нас кончилась работа…

Подобные перспективы касаются не только этого завода. Взять хотя бы компанию «Сады Придонья», которая открыла в прошлом году предприятие по первичной переработке фруктов в Ртищевском районе… Кто даст гарантию, что объемы выпуска конечного продукта этого Волгоградского сокового концерна не сократятся резко по причине банального падения спроса? Ведь соки, как ни крути, не относятся к продуктам первой необходимости, тем более. что «Сады Придонья» занимают не самый дешевый сегмент этого рынка.

Нет также уверенности, что не встанет или не ужмется (хотя бы и частично) Балаковский металлургический кластер. Тем более, что подобные прецеденты уже имели место в конце прошлого года.

Поэтому тот факт, что индекс промышленного производства по итогам 2015-го вырос почти на 3%, выглядит красиво лишь на первый взгляд. И хотя общие объемы отгрузки конечной продукции собственного производства также подросли (на целых 11%, или до 414 миллиардов рублей), это тоже не о чем не говорит: уже по итогам первого квартала 2016-го этот показатель может запросто обвалиться… Ну а такие показатели, как объем розничных продаж (минус 8% по сравнению с прошлым годом), кризис на строительном рынке (в основном это касается жилья), серьезное снижение реальных доходов и темпы инфляции (плюс 13%) и вовсе повергают в уныние. Прибавьте к этому всплеск безработицы, массовое свертывание малого и среднего бизнеса и более чем тревожные ожидания. Единственная мысль, которая вселяет хотя бы видимость оптимизма: а ведь могло быть еще хуже.

Не хочется прослыть паникером, но, в самом деле, о каких позитивных экономических тенденциях, заданных прошлым годом, можно вести речь, когда область, прочно встроенная в единую федеральную вертикаль, стремительно летит в пропасть?

О хорошем

Можно, конечно, при сильном желании, найти в 2015-м определенный позитив. Да, налоговая база у нас в последнее время растет (прежде всего, за счет открытых новых промышленных предприятий, которых за два последних года уже 9). Но только по итогам минувшего года и только по НДФЛ областной бюджет не добрал порядка 4 миллиардов рублей. И, судя по оценкам наших экспертов, происходит это не потому, что людям массово не платят зарплату. Проблемы именно по НДФЛ. Бизнес стоит перед выбором: либо платить налог, либо — по кредиту. Тем более, что с перекредитованием сейчас огромные проблемы даже у крупного бизнеса, о чем уже писала «СП».

Растет и объем инвестиций. По прогнозам областного минэконома, эта цифра по итогам прошлого года составит порядка 140 миллиардов рублей, что на 8 миллиардов больше, чем в 2014-м. Но если учесть инфляционную составляющую и курсовую разницу основных валют по отношению к рублю, индекс инвестиционной привлекательности области все равно получился минусовым (по самым оптимистичным прогнозам, он сократился почти на 5%).

Да, безусловно, заметны значительные продвижения по линии Гособоронзаказа. В результате масштабного перевооружения российской армии остатки некогда мощнейшего саратовского ВПК стали оживать. Это, кстати, подтвердил министр промышленности и энергетики региона Максим Шихалов.

— Особую надежду возлагаем на оборонку, — сказал он. — Федеральный центр все средства бросает на развитие оборонно-промышленного комплекса. На фоне кризиса и падения объемов в ряде производств, за год вырос объем работ по исполнению оборонного заказа. На конец 2015-го он достиг 12% по сравнению с 2014-м. Думаю, что оборонзаказ будет основой для нашего региона.

Что ж, как говорится, кому война, а кому мать родна…

Дорожная

Что еще хорошего? Ну, конечно же, Год дорог. При всех сарказме и издевках, которыми его сопровождали саратовские СМИ и большинство жителей губернии, стоит все же отметить: Год дорог на территории Саратовской области, в той или иной степени, действительно, состоялся. Во всяком случае, на первый взгляд. С тем фактом, что за 12 месяцев 2015-го было капитально отремонтировано свыше 135 километров дорог, не поспоришь. Как и с тем, что такого масштабного объема дорожных работ наш регион не знал еще с советских времен. Среди них наиболее значимые такие, как Самара — Пугачев — Энгельс — Волгоград в Энгельсском районе (15 км), Тамбов — Ртищево — Саратов в Татищевском районе (16 км), Самара — Пугачев — Энгельс — Волгоград в Балаковском районе и другие. Кроме того, за счет средств федерального бюджета проведено строительство и реконструкция пяти автомобильных дорог. Это, например, пятикилометровый участок в Ровенском районе на трассе Самара — Пугачев — Энгельс — Волгоград, что позволило «выйти» качественным автодорожным полотном к границе Волгоградской области (об этом губернатор Валерий Радаев накануне докладывал президенту.

Заслуживает также особого внимания, участок Энгельс — Ершов — Озинки (5 км), который регион в ближайшее время надеется передать в федеральную собственность, что в принципе значительно облегчит нагрузку на областной бюджет и чисто теоретически должно улучшить финансирование содержания дороги. Добавьте к тому сдачу в эксплуатацию таких стратегически важных объектов, как Елшанская развязка и мост через судоходный канал в Балакове.

Да, все это так. Но, как признался нам сам глава областного минтранса Николай Чуриков, за весь 2015-й удалось починить лишь мизерную часть от всего дорожного хозяйства региона.

— Несмотря на достигнутые успехи, проблем в дорожной отрасли региона еще очень много, — заявил министр. — В этом году их решено только на 2%. В области 10 тысяч километров дорог, а за весь 2015-й удалось построить и отремонтировать лишь 200 километров. Да, для нас, привыкших за последнее время к отсутствию серьезных дорожных работ в принрципе, это много. Но в абсолютном значении данная цифра выглядит более, чем скромно…

Два процента — не маловато ли для Года дорог? Понятно, что раньше делали (если делали) и того меньше. Но это все равно не дает оснований признавать, что в минувшем году случился настоящий дорожный прорыв. Даже близко не случился. В следующем году этого, судя по всему, тоже не произойдет. Уже известно, что областная составляющая местного дорожного фонда урезана вдвое — с 6 миллиардов до 3 миллиардов рублей. Более того, дорожный налог отменяется, что ставит под сомнение даже эту цифру. Ждать же жирной федеральной подачки в ситуации, когда экономика страны идет в разнос, вряд ли приходится. Кстати, еще осенью прошлого года саратовский губернатор обещал выделить в 2016-м на дороги областного центра 1 миллиард рублей, что в десять раз больше, чем в предыдущем. В итоге же в бюджет на эти цели заложили лишь скромные 100 миллионов, и всякие разговоры о радужных перспективах для Саратова прекратили. Это выглядит весьма симптоматичным.

Год хлебороба

Видимо, именно поэтому нынешний год назвали Годом хлебороба. Вероятно, данное решение продиктовано благоприятной для озимых первой половины зимы. Что же, дай Бог, чтобы надежды на богатый урожай в год, когда вопросы физического выживания обещают быть для многих более чем актуальными, оправдались. Только не стоит забывать, что в начале 2015-го виды на озимые также были неплохие. Но аномально засушливые май и июнь выжгли поля практически всего саратовского левобережья. И поделать с этим ни аграрии, ни власти ничего не смогли. После сознательного уничтожения в 90-е-нулевые львиной части некогда крупнейшей в стране системы искусственного орошения, саратовские крестьяне, как и раньше, безоружны перед природой. И, как итог: индекс сельхозпроизводства по сравнению с 2014-и опустился на 14 процентов. И это несмотря на более чем богатый урожай овощей и картофеля и на спасительные для российских фермеров продуктовые контрсанкции и курс на импортозамещение. Так что объявлять 2016 год Годом хлебороба, на мой взгляд, достаточно рискованно. Мало ли что…

И все-таки стоит признать: сельскохозяйственный тренд будет, скорее всего, доминирующим в этом году, потому как у большинства населения возникнет острая необходимость отнюдь не в зрелищах. И даже не важно — каков будет итог Года хлебороба. Главное — тема, к которой будет приковано внимание большинства. И раз власть держит эту суперактуальную тему под особым и неусыпным контролем, значит это до определенного момента еще будет выглядеть чем-то похожим на власть. И, как знать, может быть при сносном, а тем более хорошем урожае незлобивый саратовский народ позволит ей на очередных сентябрьских выборах продлить свою лигитимность…

Но логично спросить: а что же будет, если не получится: не уродится, не уберется, не надоится, не довезется, не продастся и т. п. Ведь такие перспективы вовсе не так уж не реальны. Вопрос хороший. Ответ только, боюсь, выйдет не очень…

(Продолжение следует).

Источник: «Свободная Пресса«

Комментарии (0)