Интересные новости от Александра Лукашина.

Мужество женщины. Сначала цитата из рассказа Джека Лондона : » Жизнь — странная вещь. Много я думал, долго размышлял о ней, но с каждым днем она кажется мне все более непонятной. Почему в нас такая жажда жизни? Ведь жизнь — это игра, из которой человек никогда не выходит победителем. Жить — это значит тяжко трудиться и страдать, пока не подкрадется к нам старость, и тогда мы опускаем руки на холодный пепел остывших костров. В муках рождается ребенок, в муках старый человек испускает последний вздох, и все наши дни полны печали и забот. И все же человек идет в открытые объятия смерти неохотно, спотыкаясь, падая, оглядываясь назад, борясь до последнего. А ведь смерть добрая. Только жизнь причиняет страдания. Но мы любим жизнь и ненавидим смерть. Это очень странно! (сиваш Ситка Чарли)». А теперь о главном. Черити Тильман-Дик, 27-летняя оперная певица, сопрано. Выступала с самыми важными оперными дирижерами в мире, исполняла арию Джильды в «Риголетто» и Виолетты в «Травиате». Официальный спикер ассоциации изучения пульмональной гипертензии. «Как мне пересадили легкие»
Оперная певица, не только карьера, но и жизнь которой повисла на волоске, рассказывает, через что ей пришлось пройти на пути к пересадке обоих легких и как удалось сохранить голос после операции…
«Год назад я проснулась после месячной комы, в которую меня погрузили после пересадки обоих легких. А каких-то шесть лет назад я начинала карьеру оперной певицы в Европе, где мне диагностировали идиопатическую пульмональную гипертензию. Люди с таким диагнозом живут от двух до пяти лет. Я пошла к лучшему специалисту в этой области, и он сказал мне: «Высокие ноты тебя убьют. Прекращай петь немедленно».

К счастью, я повстречала и других докторов, которые не просто хотели, чтобы я выжила, — они желали сохранить мою профессию. Но мне пришлось пойти на определенные компромиссы. Я переехала с гор на равнину, отказалась от соли, стала веганом и начала принимать лошадиные дозы силденафила, также известного как «Виагра». Спустя полгода я не могла взойти на небольшой холм, не могла преодолеть лестничный пролет, я даже стоять ровно не могла.

Все это означало только одно: «Флолан». Вам в грудь вставляют катетер, который прикреплен к насосу (вместе они весят около 2 кг). Каждый день, 24 часа в сутки, насос закачивает лекарство прямо вам в сердце. Если вы съедите слишком много соли — окажетесь в реанимации. Если пройдете через металлодетектор — скорее всего, умрете. Если у вас в лекарстве окажется пузырь воздуха, вы умрете. И если у вас кончится раствор — вы тоже умрете.

Через несколько дней я снова смогла ходить, а через пару недель состоялся мой дебют в Центре Кеннеди. Насос, конечно, был проблемой во время выступлений, но карьера пошла вверх — меня приглашали в Будапешт, Милан, Флоренцию. После одного из выступлений, уже в такси, я начала задыхаться, и тут до меня дошло: утром я забыла добавить в смесь самый важный ингредиент! В тот вечер стало ясно, что так больше продолжаться не может — нужна пересадка.

Трансплантация легких длилась 13,5 часа. После пересадки мне не закрывали грудь еще две недели — можно было подойти и посмотреть, как бьется гигантское сердце. Трубки в горле, скорее всего, уничтожили голос. И тогда мой хирург решился еще на одну операцию: он вручную обвел трубки вокруг голосовых связок, надеясь, что не все еще потеряно. Сегодня я стою перед вами — в моей груди сидят чужие легкие, из Техаса. И я все еще оперная певица…»…. И опять Джек Лондон : » Жизнь достигает своих вершин в те минуты, когда все ее силы устремляются на осуществление поставленных перед ней целей…»

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + enter

Добавить комментарий