Да «С быдлом только так надо разговаривать», — показал дед. Вскоре он понял, кого надо перевоспитывать

Иномарка притормозила рядом с домом. Сидящие у подъезда парни автоматом повернулись в сторону автомобиля с московскими номерами. Они с интересом принялись наблюдать, как водитель уверенно паркуется в их дворе, словно подъехал к собственному подъезду. Это местным молодым жителям показалось наглостью. Сами они вели себя, как гопники, и столичная иномарка была для них прямым вызовом. Они готовы размазать по асфальту московского водилу, но решили не пачкать о него руки.

Выйдя из машины, водитель направился к подъезду. Молодёжь напряглась.

— Московский комерс, — хихикнул Пашка. – Поставим его на место.

Ребята зашептались. Дед подошёл к подъезду, а Пашка вскоре преградил ему путь. Анатолий Андреевич старался от него держаться на расстоянии. Не хотелось старику всяких разборок с молодёжью, которая выглядела, словно из 90-х. «Ещё бы этим парням семечек, да костюмы те», — подумал пожилой мужчина, вспоминая молодость, когда ему было лет 20. Сейчас ему чуть за 50. Из-за работы так постарел. Трудился целыми днями на рынке. От палящего солнца кожа быстро стареет. Лицо темнеет, морщинится.

Высокомерно окинув взглядом приезжего, Пашка начал беседу по-панибратски:

— Привет, отец! Откуда сам будешь? Не уж-то с Москвы?

Анатолий Андреевич посмотрел на паренька и улыбнулся. «Как хорохорится! Жалко выглядит со стороны, ещё и неуважительно обращаться к незнакомцу на «ты»», — подумал он.

— К кому пожаловал? – продолжал спрашивать Пашка. – Машина твоя?
«Нарывается на конфликт, блюститель порядка», — думал мужчина, не торопясь отвечать на вопросы, ответы на которые не имели никакого смысла.

— А ты сам кто будешь, раз задаёшь подобные вопросы? – наконец ответил старик встречным вопросом.
— Тебя спрашивают же: кто будешь по масти? – не унимался допрашивать приезжего парнишка.
— Ты из тюрьмы что ли, а, может, насмотрелся фильмов? – произнёс Анатолий Андреевич.

Пашка наклонился к нему, а тот, зевая, рассматривал округу. Мужчина старался держаться от молодого человека на дистанции, чтобы он не напал на него внезапно. Неизвестно, что на уме у быдла. Им только дай повод, ограбят или побьют ещё. Не знал мужчина, чем эти негодяи здесь промышляют.

— Почему, дедушка, уходишь от беседы? – встрял другой малый.
— Вам интересно, и мне интересно, — отвечал невозмутимо приезжий. – Хочу знать, с кем я должен познакомиться. Не понимаю, о какой масти вы говорите.

Анатолий Андреевич знал, что нельзя этим парням казаться слабым. Это вызовет лишь большую агрессию. Мужчина общался с ними на их же языке.
Вскоре компании надоело с ним разговаривать, и Пашка поинтересовался:

— Слышь, старик, есть косарь?

Мужчина покачал головой отрицательно.

— Дед, давай сейчас косарь, иначе потом будет два и больше, — продолжали наглецы.

Тут Анатолий понял: это не гопники. Просто маются ребята от безделья, не желая вылезать из своего болота. Крутых из себя строить гораздо легче.
Сам мужчина когда-то жил в этом городе с родителями. Беззаботное детство, беготня во дворе со сверстниками, мальчишеские тусовки, — всё куда-то ушло. Некоторых друзей уже не было в живых. Город сейчас не казался таким, как раньше. Теперь у мужчины новая жизнь в Москве. Привык он там.

— Лет через 20 будет, что вспомнить вам, — серьёзным тоном произнёс Анатолий Андреевич. – С одного старика тыщу спёрли, да пропили её потом. С другого ещё что-то. Сами сидели и добычу высматривали. Вы учитесь? Зарабатываете? Или торчите на жёрдочке своей и людей делите на масти, а родители кормят и одевают вас?

Пашка хотел было возразить что-то, но мужчина не дал ему это сделать, продолжив беседу:

— Ясно, что в молодости хочется оторваться по полной, только в старости какими будете воспоминаниями себя согревать? Как разводили людей на деньги?

У каждого свои вкусы. Мне вот, мой дед рассказывал о подвигах на войне.

Молодёжь притихла. Понимали: дед мудр и серьёзен, так что развести не получится.
Анатолий Сергеевич поднялся на нужный этаж и позвонил в дверь. Скоро ему открыла старушка. Это была мать. Женщина его радушно приняла, несмотря на то, что сын не появлялся здесь уже более 20 лет. А он уехал тогда в молодости, бизнесом занялся. Сейчас не миллионер, но живёт нормально. Трудно было сначала. Жил на квартире, откладывал деньги на собственное дело. К матери выбраться было некогда из-за работы.

Защемило сердце у Анатолия, когда он увидел, в каких условиях его мать живёт. Маленькая у неё пенсия. Брату Мишке тоже приходится за копейки вкалывать. Жена ушла, а сын решил с отцом остаться. Так и жили. Когда мать легла спать, Анатолий с Мишкой остались общаться на кухне. Брат признался, что боится за будущее сына:

— Что вырастет из Пашки? Не знаю…
— Так это твой бегает там у подъезда, хулиганит? – засмеялся Анатолий. – Как я раньше не догадался! У него же твои повадки.
— Снова приставал к прохожим? – нахмурившись, спросил брат. – Врезать ему пора!

Подойдя к окну, Михаил не увидел своего сына.

— Спокойно, братишка! Ничего, сами-то мы такими же росли. Помнишь, как мы ребятами вынесли колбасу из магазина? Потом удирали дворами.

Брат перестал напрягаться.

— Да, весело было нам тогда. Сейчас бы навалял за подобное своему сыну! – произнёс он с улыбкой. – А ты помнишь, как мы украли у соседа запорожец, и катались потом на нём? Мировым дедушка тот оказался. Не стал на нас писать заявление. Что с нас взять было. Страшно только, что Пашка мой не сможет выбраться из трясины и продолжит потом бездельничать.

Решил Анатолий помочь родственникам. Матери он приобрёл домик в Подмосковье и перевёз поближе. Радости женщины предела не было. Она давно мечтала о своём огороде. Теперь можно будет и консервации закрыть.

Брата мужчина устроил охранником в местную поликлинику, а племянника определил в военное училище. Пашка сопротивлялся, жалуясь, что не хочет идти в военное. Однако в его глазах Анатолий замечал радость. Однажды мужчина услышал, как парень по телефону важно общался:
— Некогда мне выслушивать про ваши глупости. У меня теперь учёба!

Анатолий понимал: прошлые годы не вернуть. Зато есть будущее, и ближайшее время они с родными проведут счастливо.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + enter

Один комментарий

  1. Артемон:

    Короче сам в детстве гопником был. Расходимся.

Добавить комментарий