Старика, сдававшего миску на металл, высмеяли в приёмке. Все замолчали, когда он поведал, зачем пришел

В пункте приема металлолома каждый ждал своей очереди. Стояла невыносимая летняя жара. Иван Степанович хотел было обернуться, как позади послышался недовольный возглас:

— Дед, не мешайся давай! Иди уже.
Осмотревшись, старик увидел мужчину, который нагло попытался встать перед ним в очередь. Ивану Степановичу не хотелось ругаться, и он пропустил мужика.

— А ты что будешь сдавать? – удивленно спросил он дедушку, державшего в руках небольшую авоську.

Потряся сумкой, дед дал понять человеку, что у него тоже металл.

— Ну а что не сказал? Давай иди уже, — с этими словами мужчина пропустил старика вперед.
Стоявший впереди цыган начал выкидывать на стол могильные оградки. Их было довольно много. За Иваном Степановичем стояло еще несколько человек.

— Дедушка, что у Вас? Выкладывайте давайте, не задерживайте очередь, — нетерпеливо произнес приемщик.

Подойдя к столу, дед вывалил целую груду алюминиевой посуды, которую он собрал с ненужного дачного участка. Здесь были и кастрюли, и ложки, и вилки, и миски. Зачем ему старая утварь? Давно он ею не пользуется. Решил Иван Степанович ее сдать.

Недовольный приемщик, раздувая щеки, не спешил принимать алюминиевое богатство старика.
— Дед, ты серьезно? Неужели с этим добром сюда приперся? – с усмешкой говорил он. Видимо, не хотел он брать у старика мелочный алюминий.

Один из мужчин, стоявших позади в очереди, начал браниться:
— Давайте быстрее уже, что ли, дед? Итак, вон какая жара стоит!
— А Вы не принесете водички? Так пить хочется, — попросил приемщика старик. Тот ухмыльнулся, но за водой сходил. Только сделал он это не из благих намерений. Вспомнил он, как опускают в тюрьме. Быстро просверлил дырку в миске, налил туда воды и сунул деду.
— На, пей! – сказал. А дед не сразу заметил, как вода снизу струей утекает, и взял в руки свою миску. Очередь позади расхохоталась.
— Ох, дедок, надо было б приберечь посуду. Раритет все-таки наравне с тобой! – смеялись в очереди люди.

Иван Степанович не понимал, почему над ним потешаются. Раньше не была ж эта миска дырявая! Помнил он, супруга пользовалась ею, не вытекало с ничего. От времени, наверное, прохудилась?

Вдруг какой-то мужчина потянул деда за рукав и, отведя его на небольшое расстояние, объяснил, что приемщик над ним посмеялся. Решил показать свое чувство юмора. Однако этот юмор поняли лишь недалекие, как он сам.

— А мне бы надо было бак старый сдать, но, пожалуй, не здесь я это сделаю, — говорил дедушке человек, представившийся Лёхой.
Вскоре они сидели в его машине и решали, где поблизости еще можно сдать свою утварь на металл.

— А я хотел посуду сдать, да пополнить свою копилку. На памятник супруге коплю. На пенсию-то не разгуляешься особо, — поделился с Алексеем дедуля.

Наконец они нашли другую приемку металла и благополучно сдали там свое добро. Посуда Ивана Степановича даже до пол тысячи рублей не дотянула. Однако он и этому радовался. Леха сунул свои деньги, полученные за старый бак, старику.

— Я все равно его нашел, — произнес мужчина, — а Вам нужнее.

Так в копилке Ивана Степановича было уже поболе денег.
Старик хотел Лёху отблагодарить хотя бы чаем за щедрость, но тому нужно было вернуться скорее домой, где его давно ждала жена. Не стал Иван Степанович задерживать мужчину. Понимал старик: святое время, которое с супругой проводишь. Сам ведь один остался. А когда-то так же, как Алексей, спешил домой к своей Машеньке. Нет его любимой уже как три года.

Дома Леха рассказал жене про старика. Она внимательно выслушала и предложила помочь дедушке.
— Хлама много валяется вокруг. Сдадим, будут деньги на памятник, — произнесла она.
Соседям супруги заявили, что собирают металл для дедули. Спустя три месяца они смогли собрать во всей округе металлолома на двадцать тысяч. Не остались в стороне и другие люди, принесли со своих участков ненужный им хлам.

Старик очень удивился, что нашлись неравнодушные добродетели, желающие ему помочь. Памятник жене он наконец установил. Радовался Иван Степанович помощи со стороны Алексея, с которым случайно познакомился тогда. А тот рассказал старику, что видел потом в приемке металла того цыгана с оградками. Как и предполагали, оградки оказались ворованными. Кто-то сообщил в полицию, и приемщика металла уволили, а сам пункт закрыли.

Может, если бы уважительно относился тот приемщик к людям, никто бы его не уволил. Зачем смеяться над теми, у кого, возможно, просто нет денег, вот и несут ненужную утварь сдавать. Всякое в жизни бывает. Надо это понимать.
С Алексеем Иван Степанович сдружился. Приглашал его с женой к себе в гости не раз потом. Люди разные есть. Кто-то поможет, а кто-то равнодушно мимо пройдет. Таких, как Лёха, мало, но все-таки бывают.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + enter

Добавить комментарий