Супруги не верили в народные верования и присказки, но все случилось иначе: они сами пригласили в новую квартиру домового

Евгений и Лена Савкины о новой квартире мечтали давно. Малосемейка, которую они снимали лет шесть, перестала вмещать семью с двумя детьми. У Лены с Женей подрастали дочка и сын, и каждому из них требовалось личное пространство: в одной комнате дети ютиться уже не хотели, часто ссорились и делили территорию. Да и надоело супругам платить за то, что тебе не принадлежит. Евгений справедливо считал, что деньги ежемесячно утекают в чужой карман, то есть хозяйке съемной квартиры… Хотелось заиметь свое жилье.

Савкины копили деньги, отказывая себе во многом, Хорошо, что еще овощи и фрукты летом покупать не приходилось: у Лениной мамы была небольшая дачка, так что огурчики-помидорчики, а также яблоки-вишня-груши и прочие дары дачной природы доставались почти даром, если не считать затраченных усилий и времени.

Лена научилась шить и вязать, и после работы шила на заказ знакомым. Евгений разбирался в электронике, и его халтурки с ремонтом телевизоров, микроволновок и стиральных машин тоже здорово выручали. Постепенно семья накопила на небольшую, но свою – а это главное! – трехкомнатную квартиру. Пришлось, правда, занять некую сумму у родителей Жени и продать отечественную «шестерку», а вместе с нею и гараж, но это ничего, дело наживное, думали супруги.

И вот, наконец, сделка купли-продажи совершилась, все формальности были соблюдены, и семья стала готовиться к переезду в купленную квартиру. В коробки перекочевывали книги, посуда, домашние вещи, упаковывалась одежда и обувь – необходимые и приятные хлопоты захватили семейство Савкиных.

– Лена, Женя, – завела как-то разговор теща, – а вы не хотели бы забрать ы новую квартиру домового, а?
– Мама, ну ты и скажешь, – засмеялась Лена, – тут голова кругом идет, как компактно и безопасно все перевезти, а ты со своими глупостями! Какой домовой, их не бывает!
– А вот и бывает, – заспорила теща, – знаете ли вы, что, переезжая в новый дом, надо обязательно пригласить домового, иначе он обидится и не будет на новом месте ни уюта, ни удачи, ни нормальной жизни!

К спору присоединился и Женин отец, который пришел помочь Савкиным в разборке мебели и упаковке кое-какой техники, которая принадлежала семье.

– У нас тоже всегда была традиция забирать домового в новое жилье, – поддержал он сваху. – Так делали и в деревне, где мы раньше жили, и теперь, в городе. Когда нам квартиру дали, мы домового с собой забрали.

– Ну, и как его приглашать-то, вашего домового? – спросил, чтобы поддержать разговор, Евгений.

– Очень просто, – ответила теща, – надо для начала перевезти в новый дом хоть что-то небольшое, – вон хоть коробку с книгами или с другой домашней утварью, чтобы оставить что-то свое в квартире. А то не ровен час, въедут без вас чужие люди (а такое бывает!), и попробуй их оттуда потом высели. А при этом надо – перед тем, как выйти из квартиры, – выкинуть за порог хоть старый тапок, хоть дырявый валенок, и сказать при этом: «Дядюшка домовой, берем тебя с собой, мы пойдем тропинкой, а ты стороной!». Вот он и увяжется за вами, и переселится!

– Ну, хорошо, – чтобы не спорить с тещей и своим отцом, в шутку согласился Евгений. – Так и сделаем.

Во дворе была зима, и первые пожитки Савкины решили перевезти на санках, благо что новая квартира находилась в доме неподалеку, на соседней улице.

Выйдя из подъезда, Лена, посмеиваясь, скороговоркой проговорила присказку про домового, бросила на заснеженную тропинку свой старый тапочек, Евгений подхватил нагруженные санки и потащил их в направлении дома, где находилась новая квартира. Лена несла два пакета с летними вещами.

Не успели супруги пройти метров сто, как их догнал какой-то невысокий и очень смешной старичок. Одет он был в дубленку мехом наружу, на голове топорщилась лохматая шапка, на ногах – растоптанные ботинки. В руке он держал старенький баульчик, с которыми ходили пожилые горожане – в них они держали свой нехитрый скарб.

– Ребяты, вы не на набережную случайно идете? – спросил он супругов.
– Да, туда, – подтвердили Лена с Женей.
– А дом восемь где находится?
– Мы как раз туда идем, – сказал Женя, но его уже разбирал смех. Уж очень старичок был похож на домового, каким его изображали художники в детских книжках.
– Ну и ладно, – радостно улыбнулся старик, – я потихоньку за вами пойду, по вашим следам, чтобы не заблудиться!

И компания двинулась дальше, правда, старичок как бы растворился в темноте – он, возможно, и шел следом, но тихо и неслышно.

Похохотав над ситуацией, супруги благополучно дошли до своей новой квартиры, выгрузили вещи и отправились за новой партией. За несколько дней после работы они перетащили в новое жилье всякую мелочевку, а крупногабаритную мебель, холодильник и прочее перевезли на грузовичке, который заказали по объявлению в газете. При этом ничего не разбили при переезде и не сломали.

Жизнь семьи в дальнейшем в новой квартире мало чем отличалась от жизни таких же среднестатистических семей, много лет все было нормально. Грех жаловаться. Дети росли, родители работали, постепенно отдали родителям долги, купили и новую машину, несколько раз съездили всей семьей на юг…

…Лена иногда, привычно подшучивая, ставила на ночь под стол блюдечко с молоком и оставляла на столе 2-3 конфетки или «два кусочека колбаски», как в песне поется. Муж Евгений не возражал против такого обряда: кто знает, может это «дядюшка домовой» помогает и в покупке машины, и с новой работой, а для такого и гостинцев не жалко. К тому же наутро ни конфеток, ни колбаски на кухне уже не было, да и блюдце с молоком стояло пустым…

Правда, рыжий хитрый кот Василий никогда ни в чем не признавался, а если его начинали спрашивать, куда делась колбаска, он всем своим видом словно говорил: “Может, и конфетки ваши тоже я утащил?!” и нервно дергал хвостом.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + enter

Один комментарий

  1. Kools:

    Не существует домовых. Сами придумали и сами верят

Добавить комментарий