Свекровь упрекала невестку за то, что та навещала тетку в тюрьме. Когда зэчка вернулась домой, все испугались

— Опять растранжирила деньги на эту тюремщицу? – ругалась бабушка. – Неужели я вас всех должна на свою пенсию содержать?
Пожилая женщина переставала ворчать только тогда, когда у нее поднималось давление. В целом, в их доме всегда царил мир. Лишь иногда мамины поездки мешали покою семьи. Перед каждой дорогой чуть ли молнии в доме не сверкали. Мама и бабушка сильно бранились между собой. Мать собирала баулы с колбасой, чаем, рейтузами и разными странными гостинцами. Так происходило раз в полгода. В это время мать всячески перечила бабушке и огрызалась с папой. Им она напоминала, что имеет деньги от сданных в аренду двух квартир, что она вкалывает практически без выходных. А они живут себе в свое удовольствие, да все им мало.

В сей раз бабушка разозлилась еще сильнее. Не ожидала она, что мама способна дать такой отпор. Маленькая Лика не знала, чью сторону ей лучше занять. Бабушкину или мамину, которая регулярно навещала тетку в тюрьме. Страшным казалось то, что эта тетя могла всех поубивать, когда выйдет на свободу. Ведь по словам бабушки, она – убийца! Но почему её так защищает тогда мама? Бабушке Лика доверяла меньше. Та лишь притворялась добренькой.

Однажды девочка услышала очередную ругань бабушки и мамы поздно вечером.

— Сколько ты еще будешь ездить к ней? Или забыла, из какого болота мы тебя вытащили с животом? – бранилась бабушка. – Может, ты уже нашла себе кого-то? Небось, эта зечка накрутила там тебя! Ты вспомни, кто сидел с твоей дочерью, когда ты пошла работать!
— Но Вы к нам переехали сами, я Вас не просила. Посчитала, так будет лучше. Мы-то ни копейки с Вас не берем, — произнесла мама.
— Ты еще меня упрекать будешь? Не верю я, что Лика – кровь наша. Пора тебе с теткой этой поговорить. Пусть оставит тебе завещание, иначе там за колючей проволокой сгинет скоро, а потом какие-нибудь наследники появятся! Как передачки ей носить, так мы, а как поделить квартиру, то желающих не сосчитать будет!

Кому-то полка в трясущемся поезде кажется испытанием, а Ирине в радость было слушать болтовню соседа и нюхать свежее постельное белье. Наконец она едет домой! За окном сменялись картины, что восторгало Ирину. Перед глазами пронеслись её 7 одинаковых лет. Лишь свидания с Юлей придавали ей уверенности и были глотком свободы. Но теперь не о чем было жалеть. Она очень скоро обнимет Юлю – свою крестницу, прижмет Лику к груди. Лика названа в честь сестры Ирины. Девочка и не знала, что стала звеном трагических событий.
Ира младшую сестру сама поднимала. Незаметно годы пролетели. С мужем у Лики непростая жизнь складывалась. Он еще на свадьбе горячо проявил себя. Неплохой мужчина, однако, выпив рюмку, забывал обо всем. Когда Лика родила Юлю, все радовались. Только болела девочка часто. После свадьбы сестренки Ира сумела приобрести квартиру. Лике же она оставила родительское жилье. Одной легче выкрутиться, а сестре нужнее. Все шло хорошо у них, пока Юля не влюбилась в Антона. Потом он уехал на юг, а мама его, прикинувшись партизаном, даже адрес не дала, встав стеной за сына. Юля беременна тогда была. Токсикоз и бесконечные волнения сделали ее зеленой.

Зять выпил как-то и принялся обвинять жену Лику, что дочь свою упустила. Нож схватил, пока Ирина бежала по звонку сестры. Не впервые Ира гасила их скандалы. Только не успела она в тот раз. Юля спасала умиравшую мать, схватив большую табуретку.

До приезда скорой помощи Ирина трясла девушку за плечи и говорила:

— Ты меня слышишь? Ты уснула, а я ударила отца твоего! Запомнила? Так будет для всех лучше.
И Юля держалась этой версии и на следствии, и на суде. Ира знала: племяннице сложно будет жить с клеймом убийцы отца, да и ребенок ни в чем не виноват.

Зато сейчас все позади. Ирина ехала домой сюрпризом. Поживет у Юли первое время, пока квартиранты из ее квартиры не съедут. Только сватью ей не очень хотелось видеть. Не спровадила б она Антона, так и беды б не произошло. Помнила Ира их последний разговор:
— Только посмейте сироту обидеть. Выйду и разберусь. Терять мне уже нечего.

Одну Юлю страшно было оставлять. Так хоть присмотрят за ней. Да и своего бесхребетного Антона она любит. Пускай принимает участие в воспитании ребенка.

Они расписались перед рождением Лики.

Ирину встречал красивый город белыми кружевными деревьями. В ее квартире собрались уже покупатели, а сами родственники паковали узлы с чемоданами. Юле пришлось смириться со своей участью и послушать свекровь.

— Я не хочу в квартиру к бабушке! У меня там не будет своей комнаты! – протестовала семилетняя Лика.
Но разве ребенка кто-то станет слушать.

Появлению тети Иры обрадовалась больше всех маленькая девочка. А Юля не знала, чем угостить долгожданную и дорогую гостью. Они же уже почти все собрали. Лика догадалась, что сейчас разразится скандал и спряталась в углу. Антон со своей маменькой стали, словно вкопанные столбы и смотрели на тетку растерянно.

Пришло время показать зубы, которые Ирина научилась показывать за прошедшие семь лет. Лике стало еще страшнее. Неужели сейчас случится то, чем пугала бабушка? Неужели тетка возьмет нож и убьет всех?
— Мама, я боюсь, — проговорила Лика.

— А ты, деточка, не бойся! Здесь есть те, кому действительно нужно бояться, — властным тоном прошипела Ирина. – Ну что, сватья, вещи собрала? Вперед, в добрый путь!

Бабушка, подхватив свои баулы, пулей вылетела из квартиры. Папа постоял немного и вернулся, усевшись на диван.

— Ну что, давайте чай пить? – предложила Ирина. – В какую ты его коробку упаковал, зятек?

Лена уже повзрослела и жила отдельно, но неподалеку от стареньких родителей. Тогда в свои семь неполных лет она быстро полюбила вторую бабушку. Только с ней она узнала, что означает настоящая бабушкина любовь. По ее приказу папа быстро на работу устроился. Слушался он Ирину до последнего дня. Хорошо, что мама была мягкой по характеру. Никто не узнал, кем была настоящая убийца. Да и незачем это было теперь знать. Все у них было хорошо.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите ctrl + enter

Добавить комментарий